Что лечили кошачьим фортепиано

Кошачье фортепианоКошачье фортепиано было описано в 17 веке немецким ученым-изобретателем Афанасием Кирхером. Оно состояло из семи-девяти кошек, которые были зафиксированы в специально созданных для них клетках-ячейках. Расположение котов осуществлялось в соответствии с разным по высоте тона мяуканьем, а их хвосты были вытянуты под клавиатуру так, что в результате нажатия на клавиши животные выли от боли. Рычаг имел острый наконечник, либо дергал кошек за хвосты.

Вышеупомянутый Кихер предложил употребление данного музыкального инструмента в медицинских целях. Музыкант соорудил кошачье фортепиано для лечения меланхолии у некого итальянского принца, чье имя не сохранилось. Чтобы поднять дух больного, озадаченного заботами его положения, музыкант подбирал котов, чьи природные голоса были разных тонов. «Что еще могло помочь, как не смех от такой музыки?» - описывает данный факт современный ученый Томас Хокинс.

Также данный инструмент был описан в трудах немецкого врача Иогана Христиана Рейля. Врач планировал использовать данный инструмент для излечения «постоянной задумчивости» пациентов, которые потеряли способность концентрировать свое внимание. Процедура излечения состояла в том, что пациенты усаживались лицом к фортепиано и смотрели только на него. Рейль считал, что данная процедура непременно привлечет внимание пациентов и они будут исцелены.

Этот же инструмент упоминался как гротескная идея в книге французского писателя Жана-Батиста Векерлена «Музициана, отрывки из сочинения о редких или странных изобретениях» года как иллюстрация жестокости аристократии того времени.

Жестокость во времена позднего Средневековья и блистательного Возрождения в Европе просто зашкаливала. Казни устраивались буквально в конвейерных масштабах, животных тоже казнили, особенно досталось кошкам. Их топили, а особенно любили жечь.

В книге Жана-Батиста Векерлена «Кошачий клавесин» был изготовлен для короля Испании Филиппа II. Инструмент представлял собой продолговатый ящик с клавиатурой от клавесина, разделённый на 14 отсеков. В каждый помещалась кошка, отбранная по высоте голоса. Не прошедшие «прослушивания» кошки сжигались. Кошачьи хвосты крепко зажимались под клавиатурой.  При нажатии на клавишу игла втыкалась в кошачий хвост, чтобы животное визжало.

Разумеется, долго при невыносимых условиях «участники» не выдерживали, и их приходилось заменять.

Но со временем кошек стало всё меньше и меньше, а плодились они в неволе и при стрессовых ситуациях из рук вон плохо.

В связи со статистикой кошачьей смертности, король Испании и один из первых владельцев «кошачьего клавесина», Филипп II, даже поручил придворным лекарям разработать специальную мазь для «питомцев».

Какое-то время кошек, которые «поизносились» подлечивали и снова отправляли на музыкальную каторгу.

Но то ли действительно чудо-средство дорого обходилось, то ли лекари решили сжульчиначать и стрясти с короля побольше денег, но Филипп II пришёл к выводу, что кошки дорого ему обходятся, и велел прекратить курсы реабилитации.

Историки, в частности, Хуан Кристоваль Кальвет де Эстрелла, утверждали, что Филипп счёл более выгодным вариантом обустроить кошачий питомник.

Для этих целей от жестокой участи освобождались две кошки и два кота, которые лучше всего зарекомендовали себя на «прослушивании».

Считалось, что такие особи дадут талантливое потомство, которое хорошо себя покажет в музыкальной деятельности.

Позже экзотическое увлечение Филиппа II пришлось по вкусу и его отцу – императору Карлу V.

С удовольствием просмотрев животный концерт, император распорядился, чтобы и в его чертогах немедленно появился подобный клавесин.

Кстати, Карл пошёл дальше – на его клавесине играл не человек, а дрессированный медведь.

Позже были добавлены животные, от коих требовалось изящно танцевать.

Интересно, что публика находила это изысканным и забавным – бедным животным никто не сочувствовал.

Бедняки, а им жилось несладко, — и те радовались и хлопали в ладоши, едва на улице появлялась повозка с животными-музыкантами, сходящими с ума от боли.

Слава о «кошачьем клавесине» разнеслась по всей Европе, вызывая восторг и одобрение.

Даже Пётр I не в силах был устоять от жуткой диковинки и заказал такой же экземпляр,

правда, исключительно как экспонат для кунсткамеры. Как-то в России обычные европейские издевательства над животными, как, впрочем, и сожжения ведьм, не прижились.

Дальше, интереснее. В середине 15-ого века будущий на тот момент король Франции Людовик XI заказал Аббату одного монастыря «свинорган», устройство крайне походило на «кошачий клавесин», но, звучали в нем уже свиньи. Как утверждают, инструмент ждал успех, придворные свиньи с удовольствием слушали свиней натуральных. Но это уже совсем другая история…


Добавить комментарий

Войти через: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *