Интересные факты о считалочках.


Считалка - жанр устного народного творчества. Возникла она в глубокой древности. В те времена многие виды работы были не только очень трудны, но и крайне опасны для жизни. А делать эту опасную работу кому-то все-таки надо было. Кого же назначить? Кто сделает эту опасную работу? Вот тут-то и придумали способ распределения работы - считалку.

Считалка использовалась в реальной жизни, и поэтому она является не самостоятельным литературным жанром, а прикладным, так как имеет практическую жизненную задачу - помочь распределить работу.
Позже, когда человеческая жизнь изменилась, считалка перешла в детскую игру и стала помогать детям распределять роли в игре да так, чтобы всем было весело и никому не обидно. Изменение роли считалки привело к появлению новых считалок, которые всем нам знакомы с детства.

Ребёнок, знающий множество (особенно полные версии) считалок может вызывать как зависть, так и уважение ("авторитет") среди сверстников. Некоторые дети могут специально демонстрировать (желание похвастаться) свои "знания".

Наиболее известные:

На золотом крыльце сидели
Царь. царевич
Король, королевич,
Сапожник, портной,
Кто ты будешь такой?
Говори поскорей,
Не задерживай честных и добрых людей!

Вышел месяц из тумана
Вынул ножик из кармана,
Буду резать буду бить,
Все равно тебе водить.

Эни, бени, рики, таки,
Турба, урба, синтибряки,
Эус, бэус, краснобэус,
Бац!

А эта считалочка-талисман в русском языке является древнейшим символом счастья и удачи:

Божья коровка, полети на небо,
Принеси мне хлеба.
Чёрного и белого,
Только не горелого.

или

Божья коровка, полети на небо,
Там твои дети кушают конфетки,
Всем по одной,
А тебе ни одной.

И в то же время в Англии:

Lady-bug, lady-bug, fly away home,

your house is on fire, your children's alone…

(Божья коровка, лети на небо

В твоём доме пожар, твои дети одни...)

Хулиганская считалочка:

В нашей маленькой компании
Кто-то сильно нафунял.
Раз, два, три-
Это верно будешь ты.

Песенка Рафики из мультфильма «Король лев» (The Lion King, 1994) Ashante sana, squash banana — детская считалочка из Африки

А теперь предлагаю вам сосчитать до десяти. Точнее, сосчитать от десяти до одного. А, если быть еще точнее - то вспомнить знаменитую считалку из романа Агаты Кристи "Десять негритят" (Ten Little Niggers) Кстати, а вы знаете, что из-за политкорректности одно время этот роман печатался под названием "И никого не стало" (And Then There Were None). И даже считалочка была переделана. Вместо "Ten Little Niggers" было "Ten Little Soldier".

А мы вспомним эту считалку именно такой, к которой все привыкли. Напомню, что эта песенка-считалочка вовсе не народная, как многие полагают, а написана Фрэнком Грином в конце 60-х годов 19-го века.
Незадолго до ее появления в Англии была опубликована другая песня. Написал ее американец Септимус Уиннер и называлась она Ten little Injuns. Грин же в свою очередь написал подражание песни Уиннера и она довольно быстро разошлась по мюзик-холлам и прочим подобным увеселительным заведениям. Вотони, считалочки:

Ten little nigger boys went out to dine;
One choked his little self, and then there were nine.

Nine little nigger boys sat up very late;
One overslept himself, and then there were eight.

Kight little nigger boys travelling in Devon;
One said he´d stay there, and then there were seven.

Seven little nigger boys chopping up sticks;
One chopped himself in half, and then there were six.

Six little nigger boys playing with a hive;
A bumble-bee stung one, and then there were five.

Five little nigger boys going in for law;
One got in chancery, and then there were four.

Four little nigger boys going out to sea;
A red herring swallowed one, and then there were three.

Three little nigger boys walking in the Zoo;
A big bear hugged one, and then there were two.

Two little nigger boys sitting in the sun;
One got frizzled up, and then there was one.

One little nigger boy left all alone;
He went out and hanged himself and then there were None.

Десять негритят решили пообедать,

Один вдруг поперхнулся — их осталось девять.

Девять негритят, поев, клевали носом,

Один не смог проснуться — их осталось восемь.

Восемь негритят в Девон ушли пото́м,

Один не возвратился — остались всемером.

Семь негритят дрова рубили вместе,

Зарубил один себя — и осталось шесть их.

Шесть негритят пошли на пасеку гулять,

Одного ужалил шмель — их осталось пять.

Пять негритят судейство учинили,

Засудили одного, осталось их четыре.

Четыре негритёнка пошли купаться в море,

Один попался на приманку — их осталось трое.

Трое негритят в зверинце оказались,

Одного схватил медведь — и вдвоём остались.

Двое негритят легли на солнцепёке,

Один сгорел — и вот один, несчастный, одинокий.

Последний негритёнок поглядел устало,

пошёл повесился, и никого не стало.

А вот у считалочки

Эники, бэники ели вареники,
Эники, бэники съели вареники,
Эники, бэники, хоп!
Вышел зелёный сироп.

история происхождения вообще загадочна. Еще в конце 1970-х годов лингвист В.Э. Орел указал на сходство "эников-беников" с зачинами немецких считалок "Enige benige", доставшимися нам в наследство от средневековья. Немецкие рыцари произносили подобные тексты при игре в кости. По мысли лингвиста, зачин восходит к средневерхненемецкой фразе "Einec beinec doppelte", что означало "Единственная кость удвоилась". От германских ландскнехтов "эники-беники" перекочевали в сопредельную Польшу, а позже перебрались и дальше на восток.


Добавить комментарий

Войти через: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *