Как Конан Дойл поссорился с иллюзионистом Гарри Гудини

Конан Дойл и Гарри Гудини.

Конан Дойл и Гарри Гудини.

Временами в одном человеке могут уживаться совершенно противоположные качества. Вот возьмём, например, сэра Артура Конан Дойла. Образованный человек, врач и, самое главное - писатель, придумавший гениального литературного сыщика, Шерлока Холмса.

20 лет он писал истории о загадочных событиях, которые объяснялись исключительно рационально, одной лишь силой дедукции. Потом в какой-то момент потерял отца и вдруг уверовал в духов. Где же была его собственная дедукция, когда он нашёл дневник родителя, в котором тот утверждал, что якобы обнаружил способ общения с умершими? Почему Дойл не принял во внимание очевидные факты - что отец умер в психиатрической клинике, где его лечили от странных голосов в голове, которые он считал обитателями того света? Разве этого не было достаточно, чтобы отказаться от воплощения в жизнь его просьбы к сыну самому обратиться к спиритизму?

Нет, Конан Дойла это не остановило. Когда в 1893 году лечившийся более 10 лет от алкоголизма и депрессии Чарльз Олтемонт Дойл умер, писатель дрогнул в первый раз. Когда в 1906 году скончалась его жена Луиза Дойл, многие годы страдавшая туберкулёзом, что-то в нём снова надломилось. В 1907 году писатель женился во второй раз - на Джин Лекки, и этот брак забил последний гвоздь в гроб его былой рациональности.

Лекки вроде как была медиумом и постоянно устраивала спиритические сеансы, на которых вместе с друзьями общалась с духами. Конан Дойл с удовольствием принимал в них участие и обратился в новую веру настолько, что даже писал книги о спиритуализме и оправдывал такие упражнения на публичных лекциях.

И всё бы ничего, жила бы эта счастливая семейная пара счастливо и дальше, крутя столы по выходным, вот только появился у главы семьи неожиданный друг - иллюзионист Гарри Гудини.

Сам будучи фокусником, Гудини был большим специалистом по надуванию публики, а потому скептически относился к практике спиритизма. Пережив трагедию (у него умер сын), иллюзионист на время увлёкся подобными идеями. Именно на одной из посвящённых им лекций он и познакомился с Дойлом, но довольно быстро понял, что всё это не более чем фокусы для доверчивых людей.

Но когда он попытался объяснить это создателю Шерлока Холмса, тот упёрся, не желая принимать никакие доводы. Тогда Гудини решил сам показать Дойлу похожий фокус, а потом разоблачить собственное мошенничество, чтобы доказать, что никаких духов не существует.

На анонсированный Гудини "сеанс" собрались знакомые обеих сторон эксперимента, включая иллюзиониста Бернарда Эрнста, который подробно описал произошедшее для потомков.

Для начала Гудини показал Дойлу доску, которая стояла посередине комнаты, чтобы тот проверил, нет ли там какого жульничества. Потом вручил ему тарелку с шариками из пробки. Дойл разрезал первый попавшийся и удостоверился, что они самые обычные, без хитрых наполнителей. Затем писатель по просьбе фокусника бросил другой шарик в банку с белой краской, а сам отправился гулять вдоль квартала, подальше от дома, и обдумывать послание, которое он должен был записать на врученном ему с собой листке бумаги.

Дойл сделал, как было сказано, вернулся, достал вымазанный краской шарик и приложил его к доске. Пробка на несколько секунд зависла у вертикальной поверхности (уже чудо!), а потом начала двигаться и вскоре начертала на доске точно то послание, которое написал Дойл.

Писатель пришёл в такой восторг, что даже последующие объяснения Гудини, что это всего лишь трюк, не помогли. Отныне Дойл считал иллюзиониста самым настоящим медиумом.

В тот день Гудини так и не раскрыл секрет своего фокуса. Это было сделано лишь позднее, когда с похожим трюком стал выступать его друг Макс Берол и привлёк к себе внимание историка магии Милбори Кристофера. Оказывается, всё дело было в магните, который держал в руках прятавшийся за доской ассистент, и ловкости рук главного исполнителя. Гудини ловко подменял и пробковый шарик на специальный, с металлической сердцевиной, и принесённую записку Дойла, на доли секунды взяв её в руки, чтобы убедиться, что она "правильно сложена" и ничего не видно. Листок с записью передал ассистенту, а тот уже подвигал выпачканный краской шарик в нужном направлении.

Иллюзионист продолжал разоблачать спиритизм на всех углах так же яростно, как Дойл продолжал его защищать. Некоторое время они ещё дружили, но потом случился непоправимый конфуз. Джин Лекки решила раз и навсегда обратить Гудини в свою веру и устроила ему сеанс вызова родной матушки. Явившийся по зову дух начертал на бумаге христианского вида крест. Фокусник возмутился: его мать была еврейкой, и никогда бы себе такого не позволила, а значит, Лекки - просто мошенница! Супруги Дойл оскорбились и больше у себя Гудини не принимали.

Не знаем, расстроило ли это Гудини, но его суждений точно не изменило. До конца жизни он оставался непримиримым борцом с мошенниками, спекулирующими на горе людей, потерявших своих близких. Он не стеснялся разоблачать их везде, где мог, объясняя людям секреты их фокусов.

Неслучайно его именем в России названа основанная в 2015 году премия, обещающая приз в 1 миллион рублей любому, кто сможет доказать входящим в экспертный совет учёным, что он действительно обладает любыми паранормальными способностями. Несмотря на большое количество "выпускников" передач вроде "Битвы экстрасенсов", премию до сих не получил никто.


Добавить комментарий

Войти через: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *