Как маленький мальчик оживил иврит.

А знаете ли вы, что более 1000 лет иврит считался мертвым языком, а его возрождению евреи обязаны маленькому мальчику и его отцу Элиэзеру Бен-Йехуде? В 1881 году уроженец Виленской губернии РФ (нынешняя Витебская область Беларуси) Бен-Йехуда эмигрировал в Палестину и вдруг осознал, что все иммигрировавшие евреи говорят на разных неизвестных ему иностранных языках, из-за чего организация обряда обрезания его новорождённого сына оказалась делом крайне проблематичным. И тогда Бен-Йехуда решил положить жизнь на то, чтобы евреи заговорили на одном, общем для них языке. Вообще-то такой язык у евреев уже был – иврит, но на нём, как на родном языке, никто не говорил примерно с третьего века до н.э. Его использовали только для богослужений.

Привилегии стать первым носителем возрождённого разговорного иврита Бен-Йехуда решил удостоить собственного сына Итамара. И тут возникли некоторые сложности, поскольку в Ветхом Завете не было таких слов, как, например, «паровоз». Так что для обучения Итамара тому, что происходило в мире после падения Римской империи, пришлось придумать огромное количество новых слов.

Чтобы общаться с ребенком, Бен-Йехуде пришлось придумать много слов, без которых нельзя представить детский словарный запас. Так на свет появились кажущиеся сегодня элементарными слова, такие как "буба" (кукла), "офанаим" (велосипед), "глида" (мороженое) и т.д. Всего Бен-Йехуда изобрел примерно 220 новых слов, причем около четверти из них так и не закрепились в иврите.

Бен-Йехуда запретил своему сыну общаться с кем-либо кроме себя. Когда в дом приходили гости, Итамара отправляли в постель, чтобы он случайно не услышал слово на чужом языке.

Как-то Бен-Йехуда застукал свою жену за пением ребёнку русской песни. Он пришёл в такую ярость, что стал крушить мебель (страшно даже подумать, сколько новых слов мальчик узнал во время этой сцены). Дошло до того, что бедному Итамару запретили слушать даже звуки, издаваемые животными.

Однако, надо признаться, обучение дало свои плоды, через некоторое время другие евреи стали доверять Бен-Йехуде обучение своих детей, и, в конце концов, иврит стал государственным языком Израиля.

Успех семейного эксперимента привел к тому, что примеру Бен-Йехуды последовали еще четыре семьи – они тоже стали разговаривать с новорожденными детьми только на иврите. Каждой семье, принявшей подобное решение, жена Бен-Йехуды пекла в подарок пирог. Чтобы представить, насколько трудным было продвижение разговорного иврита в массы, достаточно упомянуть, что за 20 лет ей пришлось спечь всего 10 таких пирогов...

Однако даже такие скромные успехи лишь увеличили число противников Бен-Йехуды. Бунтарский характер тоже не добавлял ему сторонников. Созданное Бен-Йехудой общество любителей иврита "Сафа брура" ("Ясный язык") многие называли не иначе как "Сафа арура" ("Проклятый язык"). Противники иврита даже отправили турецким властям донос с обвинением Бен-Йехуды в антиправительственных настроениях, и он был на какое-то время арестован.

Основанная в 1886 году в Ришон ле-Ционе школа "Хавив" стала первой в мире школой, в которой все предметы преподавались на иврите. Учебников по большинству предметов на иврите попросту не существовало, и преподавателям приходилось составлять их в ходе учебного процесса. Учебник по еврейской истории написал сам Бен-Йехуда.

Учебные заведения вообще оказались главным фронтом "языковой войны" – в них ивриту приходилось конкурировать с немецким, французским и английским. Переломным моментом стал 1913 год: сторонникам иврита в хайфском Технологическом институте (Технионе) удалось победить сторонников немецкого, считавшегося тогда языком науки и технологии (победа эта было особенно примечательной, если учесть, что во главе апологетов немецкого стояли меценаты, спонсировавшие Технион). В 1922 году, незадолго до смерти Бен-Йехуды, "языковая война" завершилась – британские мандатные власти придали ивриту статус официального языка Эрец Исраэль.

Одним из основных достижений Бен-Йехуды стало создание Комитета языка иврит, ставшего основным рупором движения за возрождение иврита и превратившегося после создания Израиля в Академию иврита (по аналогии с Académie Française). Комитет иврита устанавливал единые правила грамматики и произношения, а также определял, какие новые слова войдут в язык. Борьба со слепым заимствованием иностранных слов стала с тех пор одним из основных аспектов деятельности Комитета, а затем и Академии.

Работа Академии иврита принесла немало плодов. Автоматических калек во многих случаях удалось избежать – предложенные Академией ивритские аналоги иностранных и международных слов полюбились и закрепились со всех языковых сферах. В частности, вопреки многим другим языкам, иврит обошелся без заимствования таких слов, как "компьютер", "такси" или "институт". При этом любопытно, что само название – Академия – заимствованное. Пространное объяснение этому, казалось бы, странному факту приводится на сайте самой Академии.

Сегодня Академия иврита пытается предложить ивритские варианты замены распространенных технологических терминов, пришедших из английского языка. Специалисты Академии разработали альтернативу таким словам, как "Интернет", "блог", "токбэк", "флэшка" и т.д. Примет ли их народ? Время покажет.

Первый медицинский словарь иврита составил доктор Аарон Меир Мазья, бывший третьим руководителем Комитета языка иврит. Мазья, родившийся в Белоруссии, был человеком неординарным: инженером, врачом, филологом, земледельцем, общественным деятелем и даже раввином в одном лице. Именно ему современный иврит обязан, среди прочего, особой формой существительного, используемой для обозначения болезней.

Кстати, фамилия Мазья является акронимом слов "Из потомства Исраэля Исерлина". Распространенные еврейские фамилии Кац, Шац, Сегаль, Блох тоже акронимы, и, насколько мне известно, это явление присутствует только в иврите.

Вышеупомянутый сын Элиэзера Бен-Йехуды Бен-Цион (более известный под псевдонимом Итамар Бен-Ави) стал одной из виднейших фигур Эрец Исраэль. Уже в 15 лет он направил письмо со "скромной" просьбой барону Ротшильду: профинансировать создание еврейской армии. Чтобы адресат не усомнился в его боевом духе, он перевел на иврит "Марсельезу".

Повзрослев, Итамар Бен-Ави пришел к выводу, что иврит должен стать доминантным языком всего Средиземноморья. Он доказывал всем, кто готов был слушать, что даже географические названия региона (Италия, Сицилия, Сардиния, Марсель) происходят из иврита. Менее известно, что Итамар Бен- Ави еще и увлекся на какое-то время идеей перевода иврита на латинскую графику (чтобы сделать его доступнее другим народам) и даже издавал газету на иврите латинским шрифтом. Сегодня такая затея может вызвать разве что смех.

В 1972 году Дан Бен-Амоц и Натива Бен-Йехуда опубликовали первый словарь ивритского сленга, завершив таким образом процесс преобразования иврита в живой язык. Как это ни парадоксально, в ивритском сленге большинство слов иностранного происхождения, так что круг замкнулся. Но на этом бурное развитие языка не остановилось, и сегодня смелые сленговые выражения тридцатилетней давности звучат как совершенные архаизмы.

В последние годы раздаются голоса, подвергающие сомнению сам факт возрождения иврита. Сторонники такой точки зрения утверждают, что иврит не только никогда не умирал, но даже не впадал в летаргический сон, и приводят в доказательство этому немало фактов. В частности, израильский профессор Шломо Хармати установил, что во многих европейских университетах еще со Средних веков преподавание медицины велось на иврите, то есть иврит не был исключительно языком молитвы.

По утверждению того же Хармати, основатели Соединенных Штатов Америки всерьез взвешивали возможность объявления иврита государственным языком. Кроме того, как известно, они давали еврейские имена детям и населенным пунктам.

Знаменитый писатель Ш.-Й. Агнон, лауреат Нобелевской премии в области литературы, спросил как-то вторую жену Бен-Йехуды Хемду: "Как получилось, что именно ваш супруг считается отцом возрождения иврита, ведь и без него на иврите в Иерусалиме говорили многие?" Ответ Хемды был весьма лаконичным: "У них не было таких удачных пиарщиков, как я".

Как бы то ни было, осенью 2007 года ЮНЕСКО официально признала роль Элиэзера Бен-Йехуды в возрождении иврита и выразила намерение принять участие в праздновании 150-летия со дня его рождения. Обычно эту организацию трудно заподозрить в любви к Израилю, но даже она не смогла проигнорировать уникальность дела жизни Бен-Йехуды и его успех.

Впрочем, специфику происшедшей в последние сто с небольшим лет революции лучше всего отразил писатель Эфраим Кишон, автор знаменитого афоризма: "Израиль – это единственная страна мира, в которой родители учат свой родной язык от детей".


Добавить комментарий

Войти через: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *