Павлик Морозов — герой или иуда?

Имя Павлика Морозова в последнее время ассоциируется с предательством, хотя во времена СССР было символом борьбы с несправедливостью, на который равнялись несколько поколений пионеров. Безвестный мальчик из затерянного в глуши маленького поселка Герасимовка Свердловской области, он донес на своего отца и был впоследствии убит в лесу вместе со своим младшим братом Федором.

Павлик Морозов родился 14 ноября 1918 года в селе Герасимовка Туринского уезда Тобольской губернии. Отец Павлика — Трофим Сергеевич Морозов до 1931 года был председателем Герасимовского сельсовета. По воспоминаниям герасимовцев, вскоре после занятия этой должности Трофим Морозов начал пользоваться ей в корыстных целях, о чём подробно упоминается в уголовном деле, возбужденном против него впоследствии. Согласно показаниям свидетелей, Трофим стал присваивать себе вещи, конфискованные у раскулаченных. Кроме того, он спекулировал справками, выдаваемыми спецпоселенцам.

Вскоре отец Павла бросил семью (жену с четырьмя детьми) и стал сожительствовать с женщиной, жившей по соседству — Антониной Амосовой. По воспоминаниям учительницы Павла, отец его регулярно пил и избивал жену и детей как до, так и после ухода из семьи. Дед Павлика сноху также ненавидел за то, что та не захотела жить с ним одним хозяйством, а настояла на разделе. Со слов Алексея (брата Павла), отец «любил одного себя да водку», жену и сыновей своих не жалел, не то что чужих переселенцев, с которых «за бланки с печатями три шкуры драл». Так же к брошенной отцом на произвол судьбы семье относились и родители отца: «Дед с бабкой тоже для нас давно были чужими. Никогда ничем не угостили, не приветили. Внука своего, Данилку, дед в школу не пускал, мы только и слышали: Без грамоты обойдешься, хозяином будешь, а щенки Татьяны у тебя батраками».

По прошествии нескольких десятков лет уже трудно понять, или это рассказ о мальчике, пожертвовавшем своей жизнью в борьбе с "кулаками", укрывавшими хлеб от деревенской бедноты, или просто месть полуграмотного подростка отцу за брошенную семью. Но факт остается фактом - Павел "сдал" коммунистам своего отец с потрохами.

В 1931 году Морозов старший был осуждён на 10 лет за то, что «будучи председателем сельсовета, дружил с кулаками, укрывал их хозяйства от обложения, а по выходе из состава сельсовета способствовал бегству спецпереселенцев путём продажи документов». Ему вменялась выдача поддельных справок раскулаченным об их принадлежности к Герасимовскому сельсовету, что давало им возможность покинуть место ссылки. Трофим Морозов, будучи в заключении, участвовал в строительстве Беломорско-балтийского канала и, отработав три года, вернулся домой с орденом за ударный труд, а затем поселился в Тюмени.

2 сентября 1932 годак Павел и Фёдор отправились в лес, предполагая заночевать там (в отсутствие матери, уехавшей в Тавду продавать телёнка) и назад уже не вернулись, а 6 сентября были найдены их трупы. В убийстве Павла Морозова и его брата Фёдора признаны виновными их собственный дед Сергей (отец Трофима Морозова) и 19-летний двоюродный брат Данила, а также бабушка Ксения (как соучастница) и крёстный отец Павла — Арсений Кулуканов, приходившийся ему дядей (в качестве деревенского «кулака» — как инициатор и организатор убийства). После суда Арсений Кулуканов и Данила Морозов были расстреляны, восьмидесятилетние Сергей и Ксения Морозовы умерли в тюрьме. В соучастии в убийстве был обвинён и другой дядя Павлика, Арсений Силин, однако в ходе суда он был оправдан.

Татьяна Морозова потеряла почти всех своих детей. Гриша — умер в младенчестве; Фёдор — убит в возрасте 8-ми лет вместе с Павлом; Роман — воевал против фашистов, вернулся с фронта инвалидом, умер молодым; Алексей сильно страдал от перестроечной кампании травли Павлика и последние годы жил в Крыму, ухав из родных мест.

Весной 1999 года сопредседатель Курганского общества «Мемориал» Иннокентий Хлебников направил от имени дочери Арсения Кулуканова Матрёны Шатраковой ходатайство в Генеральную прокуратуру о пересмотре решения Уральского областного суда, приговорившего родственников подростка к расстрелу. Генеральная прокуратура России ходатайство отклонила.

Эта история по прежнему имеет много недосказанностей и белых пятен. Кем же был Павлик Морозов, так и останется загадкой, поскольку у каждой медали две стороны, а прав он был или виноват зависит от точки зрения. А вообще в одной мудрой книге сказано: "Не судите и не судимы будите".


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *