Ярославский вокзал — творение Федора Шехтеля

Ярославский вокзалИдея постройки железной дороги от Москвы до Сергиева Посада принадлежала Федору Чижову – русскому промышленнику, общественному деятелю и ученому, профессору математики МГУ. Он считал, что зарубежные капиталисты и специалисты наносят вред отечественной промышленности. Его возмущал тот факт, что железные дороги в России строят иностранные банкиры и французские инженеры.

Чижов создал акционерное общество по строительству первой русской частной железной дороги между Москвой и Троице-Сергиевым Посадом. Ее должны были строить русские рабочие и инженеры, без участия иностранного капитала, на деньги русских купцов.

В их числе был Иван Мамонтов (отец известного мецената Саввы Мамонтова), который в то время жил на 1-й Мещанской улице (ныне проспект Мира). Он каждый день наблюдал, сколько паломников и телег направляется в Троицу, подсчитал их количество (с помощью своих сыновей) и решил, что строительство железной дороги до Сергиевского Посада будет прибыльным делом.

Федор Чижов также организовал подсчет паломников в Троице-Сергиевскую лавру с помощью своих студентов. Они круглосуточно дежурили на Троицкой дороге (ныне Ярославское шоссе), подсчитывая количество прохожих и проезжих в обе стороны.

Вокзал было решено построить на Каланчевском поле (на месте современной Комсомольской площади), между Николаевским (Ленинградским) вокзалом и Красным прудом (засыпанным в 1910 году). Сначала это было небольшое  П-образное белое двухэтажное здание с башенкой, увенчанной флагом ведомства путей сообщения. Его построил петербургский архитектор Роман Кузьмин. Сначала вокзал назывался Тро­­ицким — он соединял Москву и Троице-Сергиеву лавру.

Железную дорогу, открытую в 1862 году, освятил митрополит Московский и Коломенский Филарет, который раньше никогда не видел железной дороги и считал, что паломники должны ходить пешком, а не ездить на поезде.

В 1870 году линию достроили до Ярославля, и вокзал переименовали в Яро­­славский. Дорогу на собственные средства строил Савва Ма­­мон­­тов. Однако его предпринимательская деятельность закончилось крахом. Правительство жаждало прибрать к своим рукам все железные дороги, и на Савву Мамонтова, увязшего в сложных денежных схемах, было заведено уголовное дело. Его посадили в тюрьму. Суд присяжных вынес оправдательный приговор, но Мамонтову пришлось продать почти все, чтобы расплатиться с кредиторами.

В 1895-1896 годах по проекту архитектора Кекушева Л.Н. были перестроены восточное крыло и перрон вокзала.

В конце августа 1897 года на вокзале случилась авария. Машинист поезда, следовавшего из Сергиева в Москву, разогнался так, что перед приближением к вокзалу не успел сбросить скорость (и какой же русский не любит быстрой езды?). Автоматические воздушные тормоза Вестингауза почему-то не сработали. Тогда машинист стал давать сигналы кондукторам (кондуктор, нажми на тормоза!), чтобы те задействовали ручные тормоза, но было слишком поздно. Паровоз с огромной силой врезался в стоявший в конце пути багажный вагон, и вся эта огромная масса устремилась к зданию пассажирского вокзала. В результате рухнула стена в помещении конторы, но, к счастью, пострадавших было мало, и никто не погиб, так как час был ранний.

В 1900 г. железная дорога, протянувшаяся к этому времени до Архангельска, перешла в собственность казны, и старый вокзал уже не справлялся с возросшим пассажиропотоком. Министерство путей сообщения пригласило выдающегося архитектора Федора Шехтеля – и по его проекту стал возводиться новый вокзал.

В результате возникло роскошное здание в неорусском стиле – с теремной кровлей, крепостными башенками, с высокой шатровой левой башней. Фасад украшен был майоликовыми вставками с северным орнаментом.

Фронтон здания Шехтель украсил гербами трех крупных городов, связанных Ярославской железной дорогой: Москвы (Георгий Победоносец), Ярославля (медведь с секирой) и Архангельска (поражающий дьявола Михаил Архангел).

Интерьеры вокзала украшали панно художника Константина Коровина. Это была мечта Саввы Мамонтов – украсить вокзалы картинами известных русских художников. Панно изображали картины сурового северного края и находились в нишах зала ожидания. Но в 1950-гг. они были сняты, а затем переданы в Третьяковскую галерею.

От проекта Кекушева сохранились гигантские колонны-опоры из лабрадора  – когда-то они стояли на перроне, а теперь вписаны в зал ожидания.

При строительстве метро здание Ярославского вокзала находилось под угрозой уничтожения – оно мешало прокладке линии, проходившей всего лишь в нескольких метрах от фасада вокзала. Кто-то из чиновников предложил снести вокзал, но, говорят, удивительным образом вступился сам Лазарь Каганович, возглавлявший в то время строительство московского метрополитена. «Не вы строили – не вам разрушить», - сказал он.

До 1922 года вокзал назывался Ярославским, потом его переименовали в Северный, а с 1955 г. он вновь стал Ярославским.

В 2011 году возле стены вокзала, прямо на тротуаре, в незаметном уголке, был установлен бюст архитектора Шехтеля с надписью: «Фёдор Осипович Шехтель, автор здания Ярославского вокзала».


Добавить комментарий

Войти через: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *